Валентин Дмитриевич Комаров

Воспоминания
Нечаевой Натальи Сергеевны


Писать о Валентине Дмитриевиче и легко и сложно. Легко, потому что человек он был удивительно порядочный и творчески одаренный, сложно - говорилось и писалось о нем много, нового добавить почти невозможно. Я решила вспомнить те моменты моей жизни, которые были непосредственно связаны с Валентином Дмитриевичем.

Я закончила Геофак МГУ в 1953 году. Училась на одни пятерки, была рекомендована в аспирантуру, но кафедра гидрологии в этот год, да и в последующие, не получала мест в аспирантуру. Меня оставили работать на кафедре непосредственно с профессором Аполовым Борисом Александровичем, который читал у нас гидрологические прогнозы, и был в то время членом Ученого совета Центрального института прогнозов (с 1965 г. Гидрометцентр СССР). Благодаря его рекомендации, на кафедре стал работать и Валентин Дмитриевич, он вместе с профессором Орловым читал курс общей гидрологии. Не помню кто, Борис Александрович или Валентин Дмитриевич, сообщили нашему заведующему кафедрой Евгению Варфоломеевичу Близняку, что в ЦИПе объявлено о приеме в аспирантуру по двум специальностям: метеорологии и гидрологии. Евгений Варфоломеевич поговорил с Валентином Дмитриевичем по поводу руководства моей диссертацией, если я поступлю в аспирантуру ЦИП (конкурс на место был большой). Валентин Дмитриевич согласился, мы с ним даже обсудили тему моей будущей диссертации. Сдала я, единственная из гидрологов, все экзамены на пятерки и была зачислена в аспирантуру. Занятия официально начинались с 1го ноября, и я после отпуска в конце октября явилась в маленькую комнату аспирантуры на первом этаже к заведующему аспирантурой Валентину Николаевичу Шабанову. От него узнала сразившую меня новость, что руководителем у меня назначен Геннадий Павлович Калинин, молодой доктор наук, у которого в то время не было ни одного защитившего диссертацию аспиранта, что было необходимо для получения профессорского звания. Оказывается, порекомендовал меня Геннадию Павловичу Павел Иванович Милюков, который был членом комиссии, принимавшей у меня экзамен по гидрологии. Я ему показалась достаточно подготовленной и вполне энергичной. Фамилию Калинин я знала лишь по учебнику Аполов, Калинин, Комаров «Гидрологические прогнозы» В «растрепанных чувствах» я пошла к Валентину Дмитриевичу. Он тоже был расстроен, понимал меня, да и на работу со мной у него были свои планы. Но надо знать Валентина Дмитриевича, он всеми силами меня успокаивал, хвалил моего будущего руководителя и обещал всяческую помощь, которая может мне понадобится. В дальнейшем мы никогда не работали вместе с Валентином Дмитриевичем, но на всю жизнь сохранили очень теплые, дружеские отношения.

В моей дальнейшей карьере Валентин Дмитриевич сыграл неожиданно большую роль. После защиты диссертации я стала работать младшим научным сотрудником в отделе исследований по прогнозам речного стока, который возглавлял Павел Иванович Милюков, и где работал мой руководитель Калинин. Там же я, в общем, и писала диссертацию. Вскоре мне присвоили звание младшего научного сотрудника. По инициативе Геннадия Павловича и Павла Ивановича в отделе была организована лаборатория математического моделирования речного стока. Заведующим лабораторией был назначен бывший соученик Калинина по Харьковском Гидрометинституту Левин Анатолий Григорьевич, приехавший из Магадана. Я стала работать в этой лаборатории. После того, как я проработала что-то около года, Павел Иванович с семьей уехал на работу в Швейцарию, в ВМО. Зав. отделом сначала временно, а потом на пару лет стал Валентин Дмитриевич. Однажды он пригласил меня к себе и сообщил, что в отделе появилась ставка старшего научного сотрудника. И что по согласованию с Левиным и Калининым хотят перевести меня на должность и.о. старшего научного сотрудника. Я была таким предложением просто ошарашена. На то, чтобы перейти из младшего научного сотрудника в старшие требовались годы успешной работы, а тут без году неделя, как я работаю в отделе и такое повышение. Я отказалась, но Валентин Дмитриевич по-отечески стал меня уговаривать, говоря, что это аванс, который я должна оправдать хорошей работой. А главным аргументом был тот, что у нас в лаборатории два сильных аспиранта Кучмент и Чемеренко, которых планируют взять на работу, и, в дальнейшем, им надо будет продвигаться по должностной лестнице, а я буду стоять у них на пути. Так я, благодаря Валентину Дмитриевичу, совсем молодым человеком стала с. н. сотрудником, никогда не забывала его роли в моем назначении и старалась оправдать доверие.

С Валентином Дмитриевичем меня связывали не только служебные интересы, мы оба играли в теннис. По инициативе моей и Юрия Вадимовича Горбунова спорткомитет Гидрометцентра стал арендовать корт сначала в Лужниках, потом на Динамо, а за тем в Краснопресненском парке. Активно, кроме меня и Валентина Дмитриевича, ходил играть Горбунов, потом он почти не появлялся. За то у нас появился новый и очень азартный игрок Константин Адольфович Семендяев. В отличие от Валентина Дмитриевича, игравшего спокойно в основном на задней линии, и выглядевшего очень элегантно в белых брюках, Константин Адольфович в шортах с белой бородой метался по всему корту, создавая мне, игравшей одной против них двоих (я была намного моложе своих партнеров, да и играла лучше) значительные трудности. Валентин Дмитриевич старался нейтрализовать активность своего партнера и перевести игу в спокойное русло. Иногда ему это удавалось, но всегда после игры он беспокоился о моём самочувствии. Обычно мы шли с ним вместе до троллейбуса, обсуждая учебу наших дочерей, Оля и моя Лиза очень близки по возрасту. Потом у нас возникла новая тема, и моя семья и семья Комаровых завели себе собак породы эрдельтерьеров. Это очень веселые и дружелюбные животные, которых мы очень любили.

Был ещё один момент, связавший наши семьи. Начал строиться на Малой Грузинской улице кооперативный дом Гидрометслужбы. Валентин Дмитриевич входил в правление кооператива. На каком-то этапе строительства возникли затруднения, и Валентин Дмитриевич, зная, что мой отец занимает высокую должность в Главмосстрое, попросил меня поговорить с ним о помощи. Папа принял Валентина Дмитриевича и помог кооперативу в их делах. Два интеллигентных, умных и очень деликатных человека понравились друг другу и в течение многих лет всегда передавали приветы, поздравляли с праздниками и не забывали это знакомство.

Последний раз я видела Валентина Дмитриевича во время празднования 75-летия Гидрометцентра, пять лет назад. Я знала от Бориса Морисовича Гинзбурга, что Валентин Дмитриевич будет в отделе и на торжественном заседании, и во многом, поэтому приехала в Гидрометцентр. Мы очень обрадовались встрече и, несмотря на сдержанность Валентина Дмитриевича, расцеловались. Потом сидели на заседании рядом, расстались растроганные встречей, хотя и понимали, что новая встреча маловероятна.

Сейчас Валентину Дмитриевичу Комарову исполнилось бы сто лет. Его нет с нами, но пока о человеке помнят, а я помню, он где-то рядом, и я низко ему кланяюсь. Счастье, когда такие люди встречаются нам в жизни!