Вклад гидрометеорологов в победу в Великой Отечественной войне
Р.М. Вильфанд, А.А. Васильев

Введение Зависимость хозяйственной деятельности от погоды и гидрометеорологических явлений была известна издавна. Влияние гидрометеорологических условий на военные операции стало учитываться намного позже. Особенно роль гидрометеорологии в проведении боевых операций возросла с начала Второй мировой войны. Свободный обмен метеорологической информацией между воюющими странами прекратился. С начала Великой Отечественной войны все гидрометеорологические данные были засекречены, для передачи синоптических консультаций использовались секретные коды. Последние данные метеорологических наблюдений в СССР нанесены на синоптическую карту 21 июня 1941 г. в 21 ч по московскому времени.


Военная перестройка

Великая Отечественная война потребовала быстрой и основательной перестройки всей экономики страны. Для обеспечения военных действий 15 июля 1941 г. были приняты специальное постановление Государственного комитета обороны и приказ Ставки Верховного Главнокомандования «О подчинении Главного управления Гидрометслужбы при СНК СССР Народному Комиссариату обороны СССР». На базе переданных подразделений Гидрометслужбы при СНК СССР было создано Главное управление Гидрометслужбы Красной Армии (ГУГМС КА). Начальником созданного ГУГМС КА был назначен Е.К. Федоров с присвоением ему воинского звания бригадного инженера (впоследствии генерал–майора и генерал-лейтенанта). В ГУГМС КА были переданы также гидрометслужбы Военно-Воздушных Сил (ВВС), включая Главную авиаметеорологическую станцию ВВС и Военно-Морского Флота (ВМФ) страны со всеми подразделениями.

На Главное управление Гидрометслужбы Красной Армии были возложены следующие функции: обслуживание командирования частей Народного Комиссариата обороны и Народного Комиссариата морского флота метеорологическими прогнозами, информацией, сводками и описаниями; техническое руководство всеми органами Гидрометеорологической службы Красной Армии и Военно-Морского Флота; укомплектование органов ГУГМС КА специалистами всех уровней и снабжение их всеми специальными приборами и пособиями; развертывание гидрометеорологической сети на территории, где проходили военные действия.

На базе республиканских и местных управлений ГУГМС были сформированы гидрометслужбы фронтов и округов. Научно-исследовательские институты были также военизированы. Сотрудники ГУГМС были либо призваны в армию с присвоением им воинских званий, либо продолжали работу в ГУГМС КА в качестве вольнонаемных. Личный состав всех видов гидрометеорологических подразделений был переведен на военное или полувоенное положение. Это обеспечило чёткую работу всех гидрометеорологических станций и постов, производственных учреждений и служб, а также учебных учреждений по сбору и распространению метеорологической информации.

Важно отметить, что военная перестройка потребовала усиления дисциплины и организованности сотрудников Гидрометслужбы.

В начале войны часть научных подразделений ряда институтов была эвакуирована. Высший военный гидрометеорологический институт Красной Армии (ВВГМИ КА) был перебазирован в Ленинабад, группа сотрудников Главной геофизической обсерватории (ГГО) и Государственного гидрологического института (ГГИ) была эвакуирована из Ленинграда в Свердловск, а часть сотрудников ГГИ - в Архангельск и Мурманск. Из Москвы в Свердловск была вывезена часть сотрудников Центрального института погоды (ЦИП). В начале 1942г. в Свердловск из Ленинграда был также эвакуирован Институт метеорологии Красной Армии КА.

В течение всего периода Великой Отечественной войны Ставка Верховного Главнокомандования, Генеральный штаб и командование фронтов уделяли большое внимание учету гидрометеорологических условий при планировании противовоздушной обороны войск и крупных промышленных объектов в прифронтовой полосе, перегруппировки войск и обеспечения их оружием и боеприпасами.

ГУГМС КА выполнялся также большой комплекс работ по обслуживанию народного хозяйства страны, и в первую очередь железнодорожного и водного транспорта. Большое внимание уделялось прифронтовым и освобождавшимся от врага районам, где временные сооружения подвергались особой опасности при паводках, ледоходе и штормовой погоде.


Оперативная деятельность ГУГМС КА

Обслуживание сухопутных войск. Гидрометеорологические отделы фронтов и армии входили в состав оперативных отделов соответствующих штабов и подготавливаемые ими материалы учитывались при планировании и проведении войсковых операций. Гидрометеорологам приходилось работать в невероятно тяжелых условиях, вызванных в первую очередь недостатком оперативной информации. Очень часто командование ставило задачу дать прогноз погодных условий не только краткосрочный, но и долгосрочный на 2-3 недели. Большую помощь оказывали цифровые радиотелеграфные синоптические консультации и прогнозы, составляемые в ЦИП. Фронтовые подразделения Гидрометслужбы уточняли и детализировали их на месте, используя режимные данные и дополнительную информацию.

Помимо оперативной работы, гидрометеорологические отделы штабов фронтов и армии вели огромную работу по поддержанию сети метеорологических станций, особенно в прифронтовой полосе. Многие станции нелегально, с риском для жизни, продолжали вести наблюдения. Методическое руководство сетью осуществляла гидрометслужба наземных войск. Основным исполнителем этих работ являлась ГГО. В самом конце войны большая часть работ по методическому руководству аэрологическими наблюдениями была передана из ГГО в Центральную аэрологическую обсерваторию (ЦАО). Специалистами ГГО в годы войны были выполнены важные работы по созданию гидрометеорологических приборов. Гидрологи ГГИ и ЦИП составляли прогнозы уровня воды в реках, ледовых явлений и толщины льда на реках и озерах с заблаговременностью от нескольких дней до месяцев. Регулярно выпускались долгосрочные прогнозы весеннего половодья, прогноз прочности льда для различной боевой техники в прифронтовой зоне.

Гидрометеорологическое обеспечение военно-автомобильной дороги через Ладогу оказывало существенную помощь в осуществлении массовых перевозок грузов в осажденный Ленинград. Дорога вступила в строй 22 ноября 1941 года и действовала в течение 152 дней. Специальная группа, созданная из сотрудников ГГИ, Арктического и других институтов, изучала несущую поверхность ледяного покрова, возможность её усиления путем намораживания льда и применение покрытий, способствующих прохождению боевой техники.

Метеообеспечение авиации. Опыт, полученный в начале войны, показал, что включение в состав единой Гидрометслужбы метеослужбы ВВС с ее спецификой и повышенными требованиями к метеорологическому обеспечению различных видов авиации было сделано ошибочно. Поэтому в феврале 1942 г. Приказом Верховного Главнокомандующего служба была возвращена под командование ВВС КА. В штабе Главного управления ВВС был создан отдел метеослужбы ВВС, центральным прогностическим органом которого стала Главная авиационно-метеорологическая станция (ГАМС ВВС). В дальнейшем ГАМС ВВС и ЦИП ГУГМС КА совместно осуществляли метеорологическое обеспечение Ставки Верховного Главнокомандования и Генерального штаба. В феврале – марте 1942 г. были также созданы специальный отдел метеослужбы ВВС; самостоятельные метеостанции при штабах авиации ПВО; авиации дальнего действия и авиации ВМФ; метеобюро при штабах каждой авиационной дивизии.

В метеобюро дивизий, корпусов, армий, не говоря уже о центральных органах, регулярно составлялись синоптические и кольцевые карты погоды, был налажен обмен штормовыми оповещениями. Так, в 16-ой воздушной армии в период Сталинградской, Берлинской и других операций ежедневно составлялись три синоптические карты (в 7,13 и 19 часов), карты барической топографии АТ500, ежечасные кольцевые карты погоды для района базирования, прогностические карты, а также оперативные прогнозы и прогнозы на высоте. В метеобюро принималась вся информация, поступавшая из ЦИП, ГАМС, НИИ ГУГМС. Применение авиации при военных операциях имело массированный характер, поэтому требовался скрупулезный учет быстро меняющихся метеорологических условий. Всю эту работу обеспечивали специалисты метеослужбы ВВС. Авиации больше других видов войск требовалась метеорологическая информация за линией фронта, поэтому добывать необходимые сведения приходилось разведчикам-метеорологам. Их забрасывали в тыл врага, оттуда по рации они передавали данные наблюдений. Кроме того, инженер-метеоролог обязательно входил в состав экипажей самолетов дальнего действия и самолетов, осуществляющих разведку погоды. Работу метеослужбы ВВС обеспечивали как кадры высшей квалификации, так и специалисты среднего звена. Директивой Генштаба уже в 1942 г. предусматривалось укомплектование младших метеоспециалистов женщинами. В результате уже к концу 1942 г. более 2500 женщин было подготовлено и направлено в войска в качестве младших специалистов. За высокие показатели в метеообеспечении боевых действий авиации свыше 2000 офицеров и младших специалистов метеослужбы ВВС было награждено орденами и медалями.

Метеообеспечение военно-морского флота. В отличие от авиации включение в начале войны гидрометеослужбы ВМФ в ГУГМС Красной Армии положительно сказалось на гидрометеорологическом обеспечении флота. Весь огромный потенциал ГУГМС с отлаженной системой сбора и передачи информации стал использоваться при обслуживании ВМФ. Бывшие отделения изучения театров военно-морских действий обменивались с соответствующими подразделениями гражданской службы и на их базе в составе управлений гидрометслужбы фронтов были созданы мощные морские гидрометеорологические обсерватории. Сотрудники этих обсерваторий подготавливали анализ физико-географических характеристик в оперативных зонах действия фронтов, а также атласы морских течений и льдов, рассчитывали устойчивость установленных мин, консультировали по вопросу скорости распространению звука в воде и т.д. Офицеры–гидрометеорологи принимали участие не только в подготовке и десантных операций флота, но и их проведении. При обеспечении операций Северного флота значительную помощь оказывали специалисты ЦИП, а также сотрудники морского отдела ГГИ, эвакуированные в Архангельск и Мурманск. Большое практическое значение для военных моряков имели прогнозы волнения, составляемые учёными ГОИН. Научная информация, подготовленная ими, использовалась и артиллерийскими частями.

Главсевморпуть имел флот, полярную авиацию и гидрометеорологическую службу. Научно-методическое и оперативное обслуживание трассы Северного морского пути осуществлял Арктический научно-исследовательский институт (АНИИ), ныне Арктический и антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ Росгидромета). Руководство АНИИ организовало на Диксоне, в Тикси и Певеке мощные оперативные группы, которые отвечали за проводку судов в различных секторах Арктики.

Взаимодействие союзников в области гидрометеорологии. В Великую Отечественную войну гидрометслужбы союзников и ГУГМС КА работали в тесном контакте при проведении совместных боевых действий авиации и во проводки судов с помощью, поставляемой по лендлизу Англией и США.

Перегонка самолетов, получаемых СССР по лендлизу, осуществлялась по двум специально подготовленным трассам. Первой стала трасса Абдсен-Басра (Ирак) – Исфаган – Тегеран (Иран) – Кировград. Для наблюдений за погодой на территории Ирана и Ирака было открыто десять наблюдательных постов. Вся информация от них поступала в метеобюро, открытое в Тегеране, в котором работали как советские, так и американские гидрометеорологи. Второй стала чрезвычайно протяженная трасса Аляска – Сибирь. Она брала свое начало в Фербенксе (США), проходила через Аляску, Берингов пролив, по территории Чукотки, через Якутию, Восточную Сибирь и Красноярск. На построенных вдоль трасс полевых аэродромах были сформированы комендатуры обеспечения, в штате которых находились метеогруппы, занимавшиеся метеообеспечением перелетов.

Летом 1944 г. с аэродромов Полтавского аэроузла начали осуществляться челночные полеты американской и английской авиации. Для обеспечения экипажей самолетов союзников была образована 160-я авиабаза особого назначения, а при ней – метеослужба. Работу по метеообеспечению таких операций проводили как метеослужба авиабазы, так и американские специалисты, прибывшие в Полтаву. Тесное взаимодействие гидрометеослужб союзников было налажено и при осуществлении военных действий против Японии.

Значение правильной оценки гидрометеорологических условий. Уже в первый период войны правильная оценка и прогноз гидрометеорологических условий способствовали успеху ряда важных операций. К их числу относятся:
- беспрепятственное проведение в нелетную для немецкой авиации погоду парада на Красной площади 7 ноября 1941г.;
- использование данных о проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы и контрнаступления в ноябре-декабре 1941г.;
- осуществление взлома льда искусственным паводком на канале им. Москвы и создание серьезной водной преграды, позволившей остановить немецкое наступление в районе севернее Москвы;
- использование прогноза резкого похолодания и прекращения распутицы в ноябре 1941г. для начала успешного контрнаступления войск Южного фронта, завершившегося их возвращением в Ростов-на-Дону;
- учет гидрометеорологических условий, в частности, проходимости для танков замерзших болот и ледяного покрова рек, при проведении контрнаступления под Тихвином, Ржевом, Вязьмой, Тверью в январе-феврале 1942 г. (время проведения этих операций назначалось на сроки ожидаемого по прогнозу улучшения погоды);
- гидрометеорологическое обеспечение при создании и успешной эксплуатации знаменитой Дороги жизни по льду Ладожского озера;
- использование данных долгосрочных прогнозов при перегруппировке войск, подвоз боеприпасов в процессе подготовки и при осуществлении наступления под Сталинградом, включая решение начать наступление 19 марта 1942 г., используя нелетную погоду (прогнозы оправдались очень точно, что в немалой степени обусловило успех операции);
- учет гидрометеорологической обстановки при подготовке операции по прорыву блокады Ленинграда в январе 1943 г., когда войсками Волховского фронта была умело использована неравномерность глубины промерзания болот и Синявинских торфоразработок для прохода через них легких и средних танков, а также неустойчивая пасмурная погода, маскировавшая сосредоточение войск, и ожидавшееся похолодание к 12 января – дате начала наступления;
- использование в августе 1944 г. при подготовке Ясско-Кишиневской операции прогноза на этот период тихой безветренной погоды; подтверждение ее сохранения краткосрочным прогнозом на 20 августа послужило основанием для принятия решения провести обстрел позиций противника дымовыми снарядами; образовавшаяся дымовая завеса высотой 50-80 м, стоявшая почти неподвижно на всем участке прорыва, позволила войскам с малыми потерями пройти на всю тактическую глубину обороны;
- использование прогноза уровня осеннего поводка на р. Дунай в ноябре 1944 г. при подготовке его форсирования в районе г. Будапешт; учет предусмотренного прогнозом с начала декабря спада уровней позволил командированию назначить дату форсирования реки, в результате чего был сорван задуманный противником маневр с затоплением наших наступающих частей водами р. Чепели-Дуна с помощью открытия плотины в верхнем течении этой реки.

Очень важные решения были приняты советским командованием в январе 1945 г. на основании представленного ЦИП долгосрочного прогноза погоды, предусматривавшего до 20 января сохранение пасмурной погоды с туманами на территории Польши, где планировалось наступление войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов.

Первоначально начало Висло-Одерской операции планировалось на 20 января. Однако по просьбе западных союзников, которых немецкие танковые дивизии теснили в Арденнах, Ставка приказала начать форсирование Вислы 12 января. Хорошая подготовка войск, имевших большой опыт зимних переправ, и фактор внезапности их проведения при неблагоприятной погоде, позволили успешно форсировать Вислу. С 20 января продвижение войск стало более активным, когда в соответствии с правильным прогнозом метеорологов погода прояснилась, что в дальнейшем позволило действовать нашей авиации.

Предоставление достоверных гидрометеорологических прогнозов значительно повысило авторитет Гидрометслужбы, укрепило доверие Верховного Командования, Генерального Штаба, командования фронтов и армий к прогнозам и рекомендациям ЦИП и фронтовых гидрометеорологов. Конечно, были в период войны и случаи неудачных прогнозов.


Научные исследования

К началу Великой Отечественной войны Гидрометслужба СССР была одной из передовых гидрометеорологических служб мира и располагала значительным научным потенциалом, пригодным для обеспечения военных действий. Так, начатая в предвоенные годы И.А. Кибелем разработка гидродинамического метода прогноза погоды, а также предложенные Х.П. Погосяном и Н.Я. Таборовским основы метода адвективно-динамического анализа процессов во всей толще тропосферы, получили широкое использование в методах прогнозов «по обрезанной карте».

Исследования климатологов и гидрологов позволили быстро создать гидрометеорологические описания и справочники по районам боевых действий, а исследования по формированию стока и ледяного покрова рек, снежного покрова и болот создавали благоприятную основу для разработки методов прогнозов уровня рек, как водных заграждений, переправ, проходимости местности.

Синоптический метод прогнозов погоды Б.П. Мультановского, развитый в предвоенные годы его последователями, был применен для обеспечения подготовки боевых операций войск уже в первый период войны.

В годы войны научные исследования, несмотря на большой объем оперативной работы, развивались еще интенсивнее, чем до нее. Прогностическая метеорология развивалась в Центральном институте погоды, который в 1943 году был реорганизован в Центральный институт прогнозов (ЦИП). В начале 1943 г. в нем был организован Отдел динамической метеорологии под руководством И.А. Кибеля, незадолго до этого удостоенного Сталинской премии за разработку количественного метода прогноза давления и температуры воздуха. Развивая передовые идеи теоретической метеорологии, сформулированные ранее А.А. Фридманом и Н.Е. Кочиным, сотрудники ЦИП разработали ряд важнейших методов, представлявших прочную основу для развития синоптической метеорологии, а также авиационной и морской метеорологии.

В 1943 г. в ЦИП были объединены московские и ленинградские гидрологи – прогнозисты, ранее работавшие в Государственном гидрологическом институте (Ленинград). В результате объединения стало возможно не только обеспечить оперативные требования обороны страны, но и ускорить развитие теории в области гидрометеорологических прогнозов. Для разработки методов морских прогнозов широко использовались статистические связи, позволяющие с заблаговременностью от недели до месяца давать прогнозы ледовых явлений на морях. В связи с необходимостью подготовки научных кадров высшей квалификации ученый совет ЦИП в 1944г. получил право принимать к защите диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

В Главной геофизической обсерватории в Свердловске проводилась большая работа по описанию климатического режима районов боевых действий, а также на территории государств, граничащих с СССР. Выполнялись задания, связанные с климатическим обеспечением поставляемых через Аляску самолётов, а также при проведении совещаний «большой тройки» (руководителей СССР, США, Англия) в Тегеране и Ялте. ГГО организовала курсы по повышению квалификации офицеров-метеорологов. В Свердловске в ГГО в 1943 г. был осуществлён приём в аспирантуру четырёх человек. В 1944 г. закончилась реэвакуация сотрудников из Свердловска. Поскольку все прежние здания института были разрушены, правительством страны для создания новой экспериментальной базы был выделен поселок Сельцы (с 1949 г. – Воейково) и необходимые для строительства средства. В феврале 1945 г. состоялась первая послевоенная сессия Ученого совета ГГО, на которой были обсуждены 25 научных докладов по итогам работы за 1944 год.

Исследования сотрудников ГГИ в значительной степени способствовали росту качества и количества прогнозов водного и ледового режима. Оперативное подразделение ГГИ работало даже в осажденном Ленинграде. В период эвакуации в Свердловске сотрудники ГГИ и ГГО совместно провели большую работу по подготовке справочных пособий по климатическому и водному режиму, работы по изучению несущей способности болот и ледяного покрова рек и озер при прохождении боевой техники.

По приказу начальника ГУГМС КА генерал-майора Е.К. Федорова в Свердловском отделении ГГИ были организованы работы по оценке проходимости болот и снежного покрова различными родами войск. Для экспериментальных исследований были выбраны болотные массивы в районе Свердловска, репрезентативно отражающие основные типы болот в районах боевых действий. В результате были разработаны соответствующие рекомендации, учитывающие тип болота, оптимальный режим и скорость перемещения пехоты и техники.

Следует отметить, что в 1944 г. на Рыбинском водохранилище была открыта первая гидрометеорологическая обсерватория, а в 1945 г. вышло постановление правительства о строительстве главной экспериментальной базы ГГИ. В период Великой Отечественной войны основной задачей Центральной аэрологической обсерватории (ЦАО) были разработка методов и создание приборов аэрологических измерений, необходимых для артиллерии, авиации и войск ПВО. Оперативные наблюдения не прекращались ни на один день. В 1943 г. на ЦАО были возложены функции общесоюзного научно-методического центра, поскольку ранее исполнявший эти функции Институт аэрологии ГГО в Павловске был разрушен фашистами. За короткое время был разработан метод радиоветрового зондирования атмосферы. Разработанная методика легла в основу радиолокационного способа измерения скорости и направления ветра.

В июне 1943 г. на базе морского отдела ГГИ и специального морского отдела ЦИП был создан Государственный океанографический институт (ГОИН), что позволило расширить исследовательские и прикладные работы. К окончанию войны ГОИН стал крупным научным учреждением с лучшими кадрами океанологов и океанографов. За короткий период учеными ГОИН были получены существенные результаты. Важными достижениями были составление таблиц приливов, изучение возможности применения гидростата для гидрооптических и гидроакустических исследований. В 1943-1944 г.г. учёными ГОИН был получен богатый экспедиционный материал, связанный с поведением дрейфующего корабля в условиях волнения. Морские геологи ГОИН выполнили большой объем работ, связанных с проведением грунтовых съёмок. Научная информация, подготовленная учёными ГОИН, использовалась и артиллерийскими частями.

Ученые Гидрохимического института уже в августе и сентябре 1941 г. составили краткое руководство по химическому составу воды в экспедиционных условиях, которое использовала санитарная служба Красной Армии. С конца 1941 г. институт регулярно снабжал дистиллированной водой госпитали и больницы города. За лето 1943 г. только станции переливания крови было доставлено более двух тонн дистиллированной воды. С целью использования лечебных грязей в госпиталях сотрудниками института были обследованы донные отложения в окрестностях Новочеркасска.

В период Великой Отечественной войны большое внимание уделялось развитию приборостроения. В 1942г. в Москве было организовано центральное конструкторское бюро Гидрометслужбы, реорганизованное в 1948 г. в Научно-исследовательский институт гидрометеорологического приборостроения (НИИГМП).


Заключение

Отмечая 70-летие Великой Победы нашего народа над фашизмом вспомним с благодарностью наших коллег – гидрометеорологов, внесших в нее свою достойную лепту. За годы войны многие специалисты–гидрометорологи были награждены орденами и медалями за образцовое выполнение заданий. Особого уважение заслуживает деятельность начальника ГУГМС КА, академика Е.К. Федорова.

Многие направления исследований Гидрометслужбы в годы войны пришлось не только пересматривать, но и создавать заново. Е.К. Федоров блестяще справился с этой задачей. Правительство высоко оценило его деятельность – он награжден двумя орденами Отечественной войны I степени и орденом Кутузова II степени.

В годы войны гидрометеорологи работали днем и ночью. Понятие «рабочее время» практически отсутствовало. Работали с энтузиазмом и самоотверженностью. Особенно трудно приходилось ночным сменам. Каждый чувствовал ответственность и важность выполняемой работы, стремился сделать больше и лучше для фронта, для победы. Спасибо им за это. Слава участникам ВОВ и труженикам тыла!

За период войны специалисты Гидрометслужбы приобрели огромный опыт работы по обслуживанию не только боевых действий, но и различных отраслей народно хозяйства. Сложилось оптимальная структура Службы - слаженный центральный аппарат, система республиканских и территориальных управлений и научно-исследовательских институтов, техникумов и курсов повышения квалификации.

Значительно расширились научные исследования, выросли кадры высшей квалификации, были получены важные научные и практические результаты, что позволило завоевать высокий международный авторитет гидрометеорологии, в послевоенное время.


Список литературы:
1. Аристов Н.А., Гинзбург Б.М. Центральный институт прогнозов в годы Великой Отечественной Войны., Гидрометиздат, 1985г., 8 с.
2. Епинатьев М.Н. Метеорологическое обеспечение полетов авиации дальнего действия в годы Великой Отечественной Войны 1941-1945г., Гидрометиздат, 1985г.
3. Никандров В.Я., Русин Н.П. Деятельность ГГО во время Великой Отечественной войны. – М., Метеорология и гидрология, 1975, № 5, с. 41-45.
4. Очерки по истории Гидрометеорологической службы России, Том 2. Гидрометиздат, Спб, 1999г., с. 226-242.
5. Фёдоров Е.К. Гидрометслужба СССР в Великой Отечественной войне. – М., Метеорология и гидрология, 1975, № 5, с. 3-8.
6. Этапы большого пути. Воспоминания о Е.К. Федорове. Автор – составитель Ю.Ф. Барабанщиков. Издательство Паулсен, Москва, 2010г., 164 с.